Мировоззренческие и воспитательные функции в системе высшего образования в украине, вытяжки отзывы

Реферат
НЕ тему:
Мировоззренческие и воспитательные функции в системе высшего образования в Украине
Выдающийся мыслитель ХХ ст. Хосе Ортега-и-Гассет выделяет в системе современного высшего образования трех присущие ей функции: передача культуры; обучение профессиям; научные исследования и сохранения новых научных [1, 80]. Позже эту мысль развил американский социолог Т. Парсонс, назвав такие основополагающие функции высшей школы: исследования и поддержка научных наследников; академическая профессиональная подготовка; общее образование и укрепление культурного самосознания и интеллектуального просвещения. Первая функция (в порядке перечисления) в испанского мыслителя и последняя — в американского становится в эпоху развертывания глобализационных изменений и тотального проникновения рыночных отношений в ткань образовательных процессов наиболее проблемный полем как в дискуссиях, которые ведут между собой ученые и педагоги-практики, так и в плане результатов ее предметного воплощения в культурные практики настоящего в национально-государственных или и цивилизационных измерениях.
Вы хотите узнать больше об использовании вытяжек? Вот вытяжки отзывы от интернет магазина opt.expert
Проблемы именно этой функции высшей школы в их соприкосновения в современных украинских реалий и будут пока темой наших размышлений.
Львиная доля публикаций, связанных с вопросами оптимизации педагогических и организационных процессов в области высшей школы в Украине, посвященная отношениям таких социальных институтов, как образование и производство. Уже общеупотребительными и затертыми штампами стали обвинения в отсталости высшей школы от потребностей и структуры новой хозяйки, об отсутствии согласованности между сетью специальностей, которые предоставляют университеты, количеством выпускников, перечнем обязательных для изучения предметов и т. П. И положением на рынке труда или новейшими приоритетами в структуре и направлениях развития экономики. Все это, как говорят чиновники, «имеет место быть». Но, кажется, не стоит забывать и о том, что определенный консерватизм был и внутренне должным образовательной сфере и этот фактор имеет не только отрицательные, но и положительные черты, так как позволяет сохранить преемственность в системе обучения и воспитания.
Хотелось бы акцентировать другую несоответствие в структуре сложных отношений высшей школы в общественной жизни. Заметную обеспокоенность ученых западноевропейских и американских университетов давно вызывает проблема поиска моделей згармонизованости профессиональной подготовки студентов и формирования у них способности к целостному видению действительности, готовности к действиям в соответствии с этим видением. С большой остротой этот вопрос стоит и перед украинским образованием. Речь идет, прежде всего, об умении отразить в содержании учебного процесса глубинную суть и возможные последствия для украинского общества насущных проблем и процессов цивилизационного масштаба.
Попробуем выделить некоторые составляющие этой непростой темы. Сегодня даже тот, кто упрямые старается не забивать себе голову политическими, а тем более международными делами, знает об ужасающих по своей бессмысленной жестокостью и своими тенденциями межконфессиональные столкновения как внутри отдельных государств, так и между государствами и даже группами государств, принадлежащих к разным культурно-исторических общностей. Противоречия религиозного характера выступают здесь ярким показателем и мощным конденсатом принципиальных разногласий в сфере фундаментальных жизненных ценностей, идеалов, традиций, миропонимания, видение принципов миропорядка. На быстрое и бескровное улаживания этих контроверс не рассчитывают сегодня даже самые безнадежные оптимисты.
Касается это Украина? Не будем разделять наивно бездумных реляций о том, что в Украине нет реальной почвы для межэтнических и межконфессиональных конфликтов и вечная толерантность украинском не позволит этим конфликтам разгореться. В украинском государстве сосуществуют представители двух мировых религий — христианства и ислама, представленного в основном крымскими татарами. Исключать возможность противостояния между двумя этносами на почве разного понимания мировоззренческих ценностей (не говорю уже о катализацию такого конфликта жилыми, земельными, торгово-ксенофобскими факторами) было бы вершиной бессмысленности и безответственности. И вряд ли сегодня в нашем обществе вопрос важнее, чем те, которые связаны с межэтническим миром и пониманием
.
Какой же вклад здесь способна сделать образование? В чем, по большому счету, заключается ее обязанность не только в предотвращении такого конфликта, но еще больше — в формировании личностей открытого демократического общества, где подобные схватки невозможны? Прежде, образование должно способствовать широкому взаемоознайомленню этносов с историей, культурой, обычаями друг друга, избежанию негативных этнических стереотипов. Между тем, в одном из тех учебников по истории Украины, которые были выданы массовыми тиражами, напрочь отсутствуют материалы об этапах и проблемы формирования крымскотатарского этноса, развитие его образования, литературы и искусства, политических и общественных движений в этом социуме. В одном из учебников по культурологии нет и упоминания о специфике культуры крымских татар, обусловленную как мусульманским мировоззрением, так и культурными влияниями других этносов, в том числе и украинского. Что же тогда будет знать о крымских татар студент, а позже — и взрослый образованный специалист, кроме того, что Крымское ханство было опасным соседом, врагом, а его граждане — жестокие и вероломные противники? Или чувствовать себя в такой ситуации крымские татары частью украинского общества, неотъемлемым элементом украинской политической нации? Ответы, думаю, однозначные и очевидные. То же самое можно сказать о греках, болгар, венгров.
Вот так насущные вопросы консолидации украинского социума проявляют свою укорененность в системе образования, в зависимости от ее содержания и направлений.
Концептуальный измерение этого фактора заключается еще и в освещении опыта политической и культурной жизни тех стран, где уже длительное время сосуществуют этносы, исповедующие разные мировые религии. Для нас в этом плане важным было бы получить ответы на вопросы: где находятся основные болевые точки такого сосуществования, где пролегают пути ослабления конфликтогенных факторов, основные концепты мировоззрения и жизненного мира личности, принадлежащей к той или иной конфессиональной группы именно в этом, а не другому обществе?
Если дисциплины, содержанием которых является формирование мировоззренческих знаний, мировоззрения, будут и впредь находиться в статусе Золушки, сокращаться аудиторные часы, выделенные на эти дисциплины, а экзамены по этим предметам превращаться в зачеты, процессы обеднение политической культуры студенчества, его нравственной «всеядности» будут продолжаться и нарастать.
Апеллирование к необходимости увеличить время для самостоятельной работы студентов как важнейшей формы воспитания способности к творческому мышлению и самодисциплины здесь явно не срабатывают. Ведь одно дело, когда студенту нужно усвоить определенную сумму положительных знаний, сумму определенных фактов, расчетов и т. Д., И совсем другое, когда вчерашний выпускник школы, который маеще мало жизненного и социально-политического опыта, стоит перед необходимостью усвоения сложных регуляторных принципов социальных отношений, совершенно новых для него способов мышления. Здесь без непосредственного творческого общения с преподавателем не обойтись. Одни консультации тоже не помогут, потому что, во-первых, если студент считает, что он понял материал (а в общественных науках это часто случается — на семинарском занятии студент обнаруживает, что его уверенность в знании проблемы являются лишь иллюзией), то на консультацию он не пойдет. Во-вторых, на консультацию не придет и тот, кому нужен только диплом.
Существенной особенностью современного общества (и в его структуре