Украинская нация и государство глазами других народов

Реферат на тему:
Украинская нация и государство глазами других народов
Опять слышатся голоса тех, кого имел в виду большой И. Франко такое:
Почему у нас отступников так много
И почему для них упорство не страшно?
Они уже готовы орать: "при чем здесь европейский национализм? У автора «Истории русов» даже слова такого не найдем!
" Слова — да. Но мы говорим о духе и суть понятий (явлений, феноменов). «История русов» оформила настроение, жажду, характер мышления миллионов в историософскую форму.
Так говорил противоречивый, порой слишком осторожен, напуганный московитами или приласканий ними голос, однако тот голос был мужественный и мудрый в защите Украинские прав и свобод, он был голосом жаждущей демократии и суверенитета украинской души.
И закономерно, что «История русов», как и творчество Сковороды, И. Котляревского, летописцев разбудила «оспалий» общество, оплодотворила помыслы новых поколений, молодым громом прокатилась и в душе пророка национального возрождения Тараса Шевченко. А вслед за его зову «взревел и застонал Днепр широкий» (Тот, что «чуден Днепр при тихой погоде», — Гоголь), заговорила Украины новыми восстаниями (гайдамацкими движениями), волнами уже законченной и с точки зрения формулировок научно-системной политической мысли.
Именно Т. Шевченко настоятельно напишет в «Близнецах»: вопрос вопросов всех поколений — воспитание. Кого и как воспитывать? Многим кажется, что главное — это приучить воспитанников с требованиями времени, особенно — профессионально-производственных. А народные традиции? То — чистая условность! Однако, "если хорошо подумать, то когда мы ради презренного сребреников сделаем надругательство над священными былинами старины, то что же тогда с нас будет? А выйдет какой-нибудь француз или, упаси боже, куцый немец, а о типе или, так сказать, об образе национальной, и речи не будет. А по-моему, нация без своей собственной, только ей присущей, характеризующей черты похожа просто на кисель, и самый безвкусный кисель "(10. V и. 1855).
ли не видеть здесь идентичности украинской и обще-европейской общественной мысли относительно национальной проблемы? А одновременно — и глубокой преемственности народных традиций? Того, что, как отмечает С. Мащенко, «Украинская реформация, имея определенные общие черты с западноевропейской, формировалась на почве украинского прошлого и реальности XVI-XVII вв.»? [1, 12].

тут Доказательства — и в исторической памяти, и в философии, и в религиозном сознании, и в образовании, и в настроениях всего украинского народа, и в видении его тогдашним европейским миром.
Относительно исторической памяти, достаточно обратиться к «Истории русов, или Малой России». Традиционным был уже ее зачин: "Народ славянский, что происходит от племени АФЕТ, Ноева сына, названный по родоначальником и князем своим словене, потомком Росса князя, внука Афетового. Он, переселившись из Азии от времен Вавилонского змищання языков, стал жить от гор объясняют, или Рифейських, и от моря Каспийского на востоке до реки Вислы и моря Варяжского на западе; и от Черного моря и реки Дуная на юге до Северного океана и Балтийского моря на севере. Доказательством тому является история преподобного Нестора Печерского и его последователей и предшественников, которые эту историю писали и которые были академиками или членами той главной школы, которую в славянах сведено было в городе Киеве ... [2, 78]".
Далее автор реставрирует историческое развитие «русов, или Малой России» на протяжении многих веков, показывает выделение народа Украинской из массы славян, его подъем, могущества и влиятельной роли в международном измерении, — пока не наступит трагедия — монголо-татарское нашествие. "Княжества Малой России, потерпев в пору нашествия Батыя и его татар года 1 240 большего поражения, чем другие, по мере упрямого им сопротивления и кровопролитных боев, разрушены были также основания; князья их и воинство выбиты; города разрушено и сожжено, и народ остался под ярмом татарском, а некоторые скрывался в Беларуси и в земле Древлянской, или Полесье; значительные же семьи с немногими княжескими семействами отошли в соседнее княжество Литовское, и, там находясь, многие из них породнились с господствующими и князьями родами тамошними, и с помощью такой Подвигли литовского обладателя князя Гедимина освободить их землю от превосходства татарской и соединить ее со своей страной под одно право и начальство ... «О» объединения Руси с Литвой хотя и ведут языка некоторые писатели, якобы князь литовский
Гедимин совершил силой оружия своей, победив над рекой Ирпень князей русских и их воинство, но это произошло с князьями татарскими, а НЕ русскими, и искажения того события внесены в историю весьма грубой ошибкой ... и из самых трактатов, привилегий и пактов, соединяющие русский народ с Литвой и Польшей, видно, что он объединялся и договаривался, яко свободный и свободный, а никак не завоеван ". Закономерно, что, идя на союз с Литвой и Польшей, Русь присягал памятными словами: «Принимаем и соединяем, яко равных к равным и свободных к свободным».
Другое дело, что союзники Руси предали великую идею. Русь-Украина все больше ограничивалась в ее суверенитете. И при наихудших времен колонизационной ярма она не мирилась с подневольным положением. Русь-Украина боролась. И не за отдельные моменты государственнической свободы, а за полную независимость во всей полноте бывшей территориальной целостности. Поэтому вполне естественно, что Богдан Хмельницкий, продолжая дело своих великих предшественников — Предслава Лянцкоронского, Венжика Хмельницкого, Остапа Дашковича, Дмитрия Вишневецкого (Байды), Ивана Свирговский, Богдана Ружинского, Ивана Подковы, Кшиштофа Косинского, Северина Наливайко, Самуила Кошки, Петра Конашевича — Сагайдачного, Михаила Дорошенко, Ивана Сулимы, Тараса Федоровича (Трясило), Павла Павлюка, Дмитрия Гуни, Якова Острянина, спонукався НЕ столько обидами, нанесенными ему лично, сколько общенародными интересами, сохраненными и в исторической памяти. Некоторые историки до сих пор любят играть в прятки: или сразу Б. Хмельницкий руководствовался общенациональной идеей, или со временем; больше того — и занимался он ею, так как неоднократно заверял то короля польского, то хана крымского, то царя московского, который заботится только о казацких, а не общенациональные интересы и вольности. И как тогда не вспомнить инвективы Е. Гребинки: «увы, которые шолопаи!»- Ведь есть речь откровенных отношений, а есть дипломатии; планы тактики, а есть стратегии. Нередко большой Гетман должен был скрывать свою конечную цель; осажденный противниками со всех сторон, предаваемых ними (а то и интернирован, как крымским ханом вместе с сыном Тимофеем), время он не мог не играть и роли мало бессознательно настроенного, психически запрограммированного послушного вассала. И не можем не помнить главного: Богдан Хмельницкий создал независимое государство! Заботясь о ее сохранения и укрепления, именно этот украинский гетман начал переговоры с королем шведским Карлом Х о союзе равноправных европейских государств; он не принял навязываемых Москвой «статей» протектората. А когда речь шла о межиукраинськои государства, говорил четко и твердо: Украина должна занимать территорию с границами, принадлежащими ей за Владимира Великого и Ярослава Мудрого, потому что она — единственная и прямая наследница Киевской великокняжеской империи.
Естественно, что Европа воспринимала Б. Хмельницкого как «самодержца» суверенного государства, подчеркивая: "Мы знали, — как писал 1654 шведский король Карл Густав ИV Б. Хмельницкому, — что между великим князем московским и народом запорожским зашел определенный договор, но такой, что оставил свободу народу целой и незыблемой ". Учитывая это, король именует Гетьмана «ваша светлость», «светлый». И не только он: венецианский посол также титуловал Б. Хмельницкого «Вашей светлостью»; князь Трансильвании — «светлым»; а турецкий султан писал даже так: «Славе князей христианского народа, выбранном между обладателями мессии, гетману казаков Богдану Хмельницкому ...» [3, 119]. Император Фердинанд III и курфюрст Фридрих Вильгельм предлагали Гетману Украины свою дружбу, а Кромвель назвал Б. Хмельницкого «императором всех казаков» и относил к числу самых талантливых полководцев мира.
И главным результатом деятельности его светлости Гетьмана было то, что за Б. Хмельницкого Украины сформировалась как одна из трех самых первых в Европе (параллельно с Английской и Нидерландской) национально-демократических государств. Определяющую роль в этом процессе сыграла национально-освободительная государственная идея, а и идея коренилась и кристаллизовалась на протяжении многих веков и во всех слоях украинского общества.