О престижности украинского языка

Реферат
НЕ тему:
О престижности украинского языка
Когда в украинской прессе, в транспорте, просто в бытовых разговорах нарушают и муссируют «проблемный» вопрос о том, сумеет ли когда, в конце концов, небесталанного русское меньшинство в Украине, то есть так называемое «русско-язычной население» таки овладеть украинским языком, говоря, что это слишком большая проблема, то я вспоминаю по этому поводу выступление двух донетчанок по Украинскому радио в программе Татьяны Теодорович «Слово» 9 января 1994 года. Тогда интеллектуальные представительницы того Донецкого края Лидия Игнатова и Лидия Дегтяренко выразили чрезвычайно интересное наблюдение, в суть которого необходимо вдуматься именно тем, которые всю жизнь, живя в Украине, произносят в духе «неистового» Виссариона Белинского, пожалуй, найглупишу мнение о том, что им Украинский никак овладеть, потому что это слишком сложный язык.
куртка в стиле милитари

Рассмотрим последовательно те надуманные «трудности» Украинский и «преимущества так называемой большой и могучего языка»:
1.Оказывается, как подчеркивали специалисты украинского языка из Донецка, немцам, представителям той же индоевропейской семьи языков, куда принадлежим и мы, украинцы, тем немцам легче выразить Украинский «пять» [пят '], потому что в этом случае разрешение произношение в Украинский числителе, где ставим апостроф, присущая большинству европейских языков. И артикуляционная база европейских народов привыкли к такой речи, как в украинском «пять». Возьмем хотя бы чешские лексемы pet [поэт], pekny [пйекни], petka [поэтика], petkar [пйеткарж] (двоечник, поскольку чешской petka — «двойка»), pestovat [пйестоват], belmo [бйелмо], beloba [бйелоба ], beloch [бйелох], французское Piere [пйер], итальянское [пйемонт], piazza [пйаца], польское piec [пйеньць], pieklo [пйекло], где между губной и гласной произносим «и», которое мы слышим во время речи слов типа «пять». Возможно, в польском языке не так четко проступает тот «и» (и). Российская же специфическая мягкость согласной буквы «п» в таких случаях почти не имеет аналогов в европейских языках. Такие аналоги можно найти разве что в словацком языке, которая, конечно, менее распространена в Европе.
Аналогичное я также выяснил дальнего 1966 года, когда как победитель конкурса «У карты братской Польши», который объявили Украинское общество дружбы и культурной связи с зарубежными странами, Украинское отделение Общества советско-польской дружбы и редакция киевской городской газеты «Вечерний Киев», побывал в этой братской стране. Где в Силезии, что более известный как Силезия, неподалеку Собутка, я познакомился со старшим по возрасту поляком, не мог изучать и знать русский язык. Впоследствии, после наших дискуссий об ужасах фашистской оккупации, я попросил господина Адама попрактиковаться в произношении украинских слов, но к тому во Вроцлаве почувствовал, как трудно дается полякам произношение отдельных российских лексем. Поэтому украинские «вера, ведомость, пехота, пена» для поляка не представляли никаких проблем по произношения, потому польский артикуляционная база вполне привычная к таким же, как украинские, сочетаний или комбинаций: «видовня, от ж, видзець, виднокренґи, Писмо, писовня» . Такие же русские слова как «вера, ведомость, верный, пехота, пена» соотечественники господина Адама передавали польской как «вйзра или взра, вйздомость или вздомость», но в основном вйзрний, пйзна, а произношение пйзхоты "в них выходила точно так же, как россияне сейчас произносят фамилию известной певицы Эдиты Пьехи. И действительно. Почему поляку не произносить «вйздомость или даже вйздомосьць», когда его артикуляционная база приспособлена к раздельного произношения в родном слове «вйадомосьць» — «Vyiadomosc». Итак, когда некоторые нынешние русофилы, которым изрядно подпевают наши непутевые малороссы, то есть росы, не доросли до уровня украинском, носятся «с легкостью» или «красотой русского языка», то это только для них легкость, потому что это их родной язык, к которой привыкают с детства. А для миллионов чехов, французов, итальянцев, поляков или, как показывает донецкий опыт, и для немцев после их пребывания в Донецком областном компьютерном центре — усвоение произношения специфических русских звуков довольно проблемное для представителей народов Центральной Европы.
Учитывая это упоминается интервью с одним американцем, переданное по московскому радио еще в начале 80-х годов, который на вопрос корреспондента ответил, что самое русское слово «Сосуществование». Возможно, в эту оценку молодой американец вклады
вал не только смысл артикуляционное — сложной лексемы, но и политический оттенок, так как, действительно, даже мирное сосуществование российских властей со своими близкими и дальними соседями имеет сейчас нелегкие проблеми1, когда Россия стала бы демократической страной.
А по красоте украинского языка, который отнюдь не хотят признать «русофилы» и украинофобы, то хотелось бы здесь привести несколько длиннее цитату из еженедельника «Украина», где опубликована беседа корреспондентов Александра Зайца и Олега Свища с популярным российским писателем Юлианом Семеновым. Речь идет об апрельском число когда такого смелого и популярного журнала «Украина» от 13 апреля 1990 года.
"Юлиан Семенов: Кстати, очень люблю украинский язык. Волшебная речь. Не случайно же она заняла третье место в Париже.
Кор. Извините, что Вы имеете в виду?
Юлиан Семенов: Как что? Конкурс языков, который состоялся в 1934 году в Париже. Разве вы не слышали? Наш "великий Кормчей», конечно, не мог позволить, чтобы народы Советского Союза участвовали в этом весьма своеобразном фестивале. Русский язык представляла русская эмиграция, а украинский — поэты и профессора, которые тоже волей капризной судьбы оказались за рубежом.
И как думаете, распределились места? Первое досталось французской. Не потому, что конкурс проходил в Париже. Я знаю этот язык — очень благозвучный и красивая. Второе присудили персидском. Кстати, я изучал фарси в университете. Язык, богатая образы, метафоры, эпитеты. Третьей была украинская. Почему в Украине о том мало кому известно. Это большая беда, когда народ, особенно молодежь, плохо знает свою культуру, свою историю ".
Цитируя эти строки, мыслю себе, что в этом конкурсе принимали, очевидно, участие неподготовленные люди, просто любители украинского слова, а если бы сейчас провести похожий конкурс с участием таких специалистов украинского слова, как Неонила Крюкова, Тамара Стратиенко, Алла Мазур, Василий Манько, что-то безосновательно исчез последний раз с экранов УТ, то, я уверен, мы поднялись бы таки выше при отсутствии в составе жюри жириновских или своих ренегатов, которые за кусок гнилой колбасы готовы на любые подлые подвиги. А в отношении тех, кто в течение десятилетий — и даже веков — не желает изучить Украинский язык, дай Бог, хотя бы научились нормально акцентировать самоназвание украинском. Некоторое потому феномен обездоленность, когда государство называется по их Украине, но «язык Украинский», «украинец». Но к сожалению, правильного акцентирование выражений «Украинский язык», как и «Украинский хлеб» в быту практически не услышишь. Побывайте в любой из киевских хлебных магазинов, и вы услышите, что все «русскоязычные» покупают «Украинский хлеб» за «Украинской гривны», а иногда за «Украинский рубли», хотя все эти клиенты — Украинский ".
Поэтому «большой, могучий, и свободен русский язык» продолжает свою изначальную тенденцию поглощения других языков, равно и Украинской уже в условиях независимой, суверенной Украины. И способствует этому процессу целая куча государственных, научных и общественных деятелей во главе с многими народными депутатами, которые, считая себя представителями известно неизвестно для кого какой господствующей элиты, не заговорит на родном языке своей избирательной «черни». Противно слушать, когда государственный деятель или народный депутат, оказавшись в аудитории с несколькими русскоязычными, заискивающе начинает безбожно калечить то «великим и моґучий язык», выдавая такие неуклюжие, фразы как: «Я только-что прибил С Киева» или " согласно РАСПОРЯЖЕНИЯ президента я занимаюсь етой проблемой ".
2.