фортех в киевском художественном институте 1920-х годов часть 2

первичных элементов, изучались проблемы формы, цвета, субъективной формы и «автоматизма» в создании форм. Одним из назначений подготовительного курса было выявить индивидуальные способности студентов в различных художественных отраслях.
Концепция другого художественного заведения — ВХУТЕМАСа — ставила себе целью заложить научно объективные основы художественного образования. Важной частью педагогических реформ ВХУТЕМАСа была разработка и внедрение курса пропедевтики, основанный на сочетании научных и художественных дисциплин. Структуру ВХУТЕМАСа определяло «Основное отделение» («Основной факультет»). На этом отделении первые два года овладевали общую художественную культуру все студенты. Они изучали основные элементы художественного языка: цвет, пространство, объем, законы композиционного мастерства (ритм, контраст, пропорции), психологию зрительного восприятия окружающего (предметного) среды (ил. 3: а). Приобреталась загальнопластична образование и закладывался фундамент общей эрудиции «основной» образования. С 1923 г... На «Основном отделении» внедряется психоаналитический метод преподавания, разработанный архитектором Н. Ладовським.

О том, что такое эскорт, рассказывает девушка из модельного агенства...
Художественной базой загальнопластичного курса ВХУТЕМАСа стали экспериментально-аналитические произведения таких преподавателей, как В. Татлин, К. Малевич, В. Кандинский и их ученики.
Безусловно, существовали определенные параллели в направленности педагогических программ «Бауґаузу» и ВХУТЕМАСа на формообразующие задачи, связанные с индустриализацией, производством и социальными потребностями общества. Обе школы в методике преподавания опирались на новейшие идеи взаимосвязи искусства и производства, внедряли в художественную педагогику основы естественных и точных наук, аналитические методы обучения, творческие поиски. Одним из принципиальных положений было включение в учебный процесс задач и перспективных проблем архитектуры.
Реорганизация Киевского художественного института в контексте деятельности вышеприведенных художественных школ представляется чрезвычайно значимой. И. Врона, несомненно, опираясь на уже существующий опыт в развитии авангардной художественной педагогики «Бауґаузу» и ВХУТЕМАСа, пытался создать подобную художественную школу и в Украине. Первым шагом к этой цели было объединение КИПМ с Архитектурным институтом и включение в художественный учебный процесс архитектурного элемента. Следующим шагом стало учреждение «ФОРТЕХ». Новый курс дисциплин сразу обнаружил авангардную направленность такого художественного преподавания, которое «должно строиться на аналитическом изучении процессов и техник художественной мастерства и умелости в разных ее профессиональных и виробничних формах рядом с тщательным изучением соответствующих элементов пространственно изобразительных искусств вообще».
К преподаванию фортехивських дисциплин была привлечена большинство преподавателей и руководителей профессиональных мастерских. Так, в течение 1925 фортехивськи дисциплины преподавали: А. Богомазов — рисунок, А. Середа — рисунок, А. Таран — цвет, А. Усачев — рисунок, Ф. Кричевский — рисунок. На этом факультете работали Е. Сагайдачный, И. Севера, В. Федорченко, П. Голубьятников, М. Козик, К. Елева, Ф. Красицкий, В. Пальмов. М. Гельман, В. Татлин, Л. Чупьятов.
Опираясь на отрывки из воспоминаний разных людей, попробуем прояснить некоторые принципиальные подходы в исполнении фортехивських задач. Специфика фортехивського рисунка состояла в том, чтобы научить учащихся оперировать общими згеометризованимы объемами, построенными с помощью жесткой линии, обобщает, но не меняет формы. Фортехивська система приучала видеть конструктивную особенность отдельных объемов модели и их взаимодействие в общей конструктивной системе и расположении в пространстве. Именно «фортехивськи» упражнения, как самые яркие моменты обучения, вспоминают студенты 20-х годов многие годы спустя в своих воспоминаниях.
В упражнениях с изображения фигуры с фортехивською системой требовалось выстроить рисунок с «основными объемными направлениям». Студентов учили абстрагироваться от конкретного и уметь воспринимать и воспроизвести, например, человеческую голову только как яйцевидную форму. Сама форма должна моделироваться в определенных пропорциональных отношениях и располагаться в соответствии с ее оси в ракурсе плоскости. Формы носа и других деталей лица изображались геометрически упрощенно. Например, шея, по системе «ФОРТЕХ», имел
а змальовуватися только всего как цилиндр, соответственно связан с головой. Анатомическая построение рук, по этой системе, конструировалась в виде системы удлиненных цилиндров, конусов, которые сочетались шарнирами (ил. 1: а-г ил. 2). Изображение модели надо было согласовать композиционно соответствии с форматом листа и к его плоскости. Как вспоминал в своих воспоминаниях Ф. Нирод: «На первых занятиях к такой системе трудно было привыкнуть. Не удавалось удержаться от соблазна детализировать форму, хотелось избежать холодной беспристрастности жесткой контурной линии. Но то, что сначала в ФОРТЕХ казалось непонятным, мало большой смысл в преодолении склонностей к натурализму, в высвобождении из-под власти природы, в выработке пространственного мышления ".
Доступные материалы для этого исследования показывают, что каждый из преподавателей имел свое видение «ФОРТЕХ». Единой методической программы в преподавании «ФОРТЕХ» разработано не было. Разрозненную информацию о учебные задачи с фортехивського курса удалось разыскать в отдельных воспоминаниях, однако, на наш взгляд, не всегда целесообразно было бы полностью полагаться на их достоверность. На сегодня еще не найдено полных программ преподавания этого курса отдельными преподавателями, которые бы подтвердили или опровергли те или иные положения. Так, по свидетельству М. Тряскина, система преподавания М. Бернштейна, который преподавал рисунок на «ФОРТЕХ» и некоторое время руководил этим факультетом, базировалась на приемах, которые были приближены к «Чистяковской программы». Сам М. Тряскин вспоминал, что в преподавании того же предмета и он ориентировался на программу М. Бернштейна. Хотя, думается, эти сообщения требуют всесторонних уточнений. Кроме рисунка, М. Тряскин преподавал дисциплину «пространство». В изучении «пространства» выстраивали конструктивные сооружения с рельсов, плоскостей, «некоторые части и вещи часто бывали подвешены». Интересные задачи ставил В. Татлин своим студентам по сценических макетов, которые заключались в том, чтобы с помощью абстрактных форм и цвета выразить радость или любые другие чувства.
Курскольорознавства по системе ФОРТЕХ преподавал Л. Чупьятов. Одной из живописных упражнений было, например, такое задание: студенты должны были сделать одним цветом, используя белила, широкую тональную растяжку. На последнем этапе задача усложнялась комбинированием трех основных цветов. Подобные упражнения на педагогическом факультете ставил П. Голубятников, который также главное внимание уделял локальной растяжке. Система преподавания названного предмета на фортехивському отделении этими преподавателями базировалась на спектральном Трехцветный принципе. Оба они в начале 1920-х годов были учениками К. Петрова-Водкина. Его педагогическая программа предусматривала с первого курса начинать «изучение натуры палитрой отдельных цветовых схем». Дальнейшая метода была призвана «наставить глаз» «ученика на осмысление богатства цветовой палитры, которая сводится к спектральной» трьохкольоровости «главных и вспомогательных цветов, которые имеют массу, многочисленные цветные градации, оттенки, в зависимости от освещения». Ступеньками усвоения таких методических основ в школе Петрова-Водкина были задания на "спектральную