Академик андрей гродзинский часть 1

Реферат на тему:
Академик Андрей Гродзинский
Андрей Михайлович Гродзинский — академик Академии наук Украины, доктор биологических наук, профессор, академик-секретарь отделения общей биологии АН УССР, член Президиума АН УССР, директор ЦРБС (Центрального республиканского ботанического сада АН УССР, ныне это Национальный ботанический сад НАН Украины им. Н. Гришко), председатель Совета ботанических садов Украины и Молдовы. Он был основателем современной алелопатии (науки о химическом взаимодействии растений) и теоретических основ фитодизайна. В СССР и за рубежом получили признание и широкое распространение его труды по аллелопатического ґрунтоутомлення, агрофитоценологии, теории интродукции и акклиматизации растений, космической ботаники, строительства ботанических садов и развития их сети на территории Украины.
Известный ученый родился в. Белая Церковь Киевской области 3 декабря 1926 Семья Гродзинского была центром украинской интеллигенции, которая сплачивала вокруг себя людей, горячо влюбленных в Украине, ее природу, искусство, традиции. Андрей Михайлович вспоминает: «Родители мои были ботаниками, преподавателями Белоцерковского сельскохозяйственного института и частенько, когда я научился ходить, брали меня с собой на ботанические экскурсии со студентами в лес или на опытные участки в дендрологический парк» Александрия «(...) Бывало, отец спрашивает студента: „Что это за растение?“-» Не знаю «,» А ну, Андрей, говори ты ". Я лепечу: «Капселля Бурза-пасторис», — или там, — «мимоза пудика» или еще что-то, потому что десяток-другой латинских названий я уже знал. Отец радуется, студенты — поражены. Позже, во время школьных каникул, я время помогал отцу что-то делать на интродукционной участке, где были собраны со всего мира сотни разнообразных растений, которыми обменивались ботанические сады с дендропарку [2]". Однако ботаникой, как сам дальше вспоминал ученый, «не увлекался, воспринимал ее как нечто обычное, будничное, домашнее, связанное с работой родителей. Как другие мальчишки, играл в футбол, любил кататься на велосипеде (...), конструировал по описанию в журнале детекторные радиоприемники на кристаллах свинцового блеска »[2], а особым увлечением его была минералогия.» Я переписал в толстую тетрадь целую книгу — выдающихся минералов — собирал последние, где только мог. Коллекция насчитывала более двухсот образцов минералов и горных пород ... ", — писал Андрей Михайлович [2].
Вторая мировая война слишком изменила судьбы многих людей, соответственно и семьи Гродзинского. Через эвакуацию он оказался 1942 в Алма-Ате, где в агрохимической лаборатории работал истопником у дистилляционного куба и еще надробив молотком две тонны камней в фосфоритная мука (первый научный потенциал). Уже 1943 его зачислили на второй курс агрономического отделения Конь-Колодезького сельскохозяйственного техникума (Липецкая обл.), По окончании которого в 1944 году. Назначили управляющим отделения племхозах. Привлеченный к службе в армии, учился в течение 1945 в пехотном училище, в 1947 был переведен в Таманской стрелковой дивизии, а в декабре 1948 отправлен на восстановление м. Севастополя, где приобрел практический строительного специальности на всю оставшуюся жизнь. Получив однодневное освобождения летом 1948, Гродзинский составил четыре экзамены и был зачислен на заочное отделение Московской сельскохозяйственной академии им. К. А. Тимирязева.
После демобилизации 1950 перевелся в Белоцерковский сельскохозяйственный институт на агрономический факультет, который с отличием закончил 1954, защитив вместо госэкзаменов дипломный проект, потому что во время обучения вел активную исследовательскую работу. Затем работал агрономом на Козелецкий лукомелиоративний станции, где организовал малую агрохимической лаборатории. 1955 составляет экзамен в аспирантуру Института физиологии растений и агрохимии АН УССР. К тому времени поле его исследовательской деятельности и научной заинтересованности было довольно значительное, из-за чего его переводят в Институт ботаники (в будущем — им. М. Холодного). 1958 А. Гродзинского защитил кандидатскую, а в 1965 г... — Докторскую диссертацию.
Для более-менее правдивой оценки научного вклада какого ученого нужно познакомиться с его научным наследием напрямую. К тому же, важными являются и воспоминания сподвижников, находившихся с ним рядом, в непосредственной сотрудничества. Лучше всего было бы напечатать перечень диссертационных работ, где Андрей Михайлович был научным руководителем, оппонентом или консультантом (в этот перечень попала бы и моя). Он показал бы бесконечность диапазона биологических знаний этого человека. Однако я хочу остановить внимание читателей на написанной совместно с братом, известным в настоящее время украинским радиобиолог, академиком Дмитрием Гродзинского, и опубликованной 1964 труда под названием «Краткий справочник по физиологии растений». «Краткисть» составила 388, во втором переиздании — 591, а во вьетнамском переводе — более 600 страниц. Конечно, этот перечень количества страниц не может подтвердить ценности этого издания для специалистов, изучающих растения, без возрастных уровней и степеней профессионализма — от студентов до академиков. В библиотеках не всегда этот справочник можно было получить, хотя в те времена тиражи не были такими, как сейчас, скудными, потому что он всегда был «на руках».
Почти одновременно вышла монография Андрея Михайловича, которая сегодня считается классикой в ​​биологии растений — "Аллелопатия в жизни растений и их сообществ. Основы химического взаимодействия ". Следует заметить, что Гродзинский еще в студенческие годы самостоятельно овладел немецким языком не только для того, чтобы "проработать классические монографии К. Маркса и Ф. Энгельса (к слову, с ними он также ознакомился — В. С.), а чтобы непосредственно работать с мощными в то время физиологическими и биохимическими первоисточниками (...) в немецком языке. ". Но не только немецкую биологическую классику обрабатывал еще в юные годы Андрей Михайлович, но и работы таких крупных ученых, как Чарльз Роберт Дарвин и Клемент Аркадьевич Тимирязев ... С большим уважением он относился и совершенстве знал завершены и незавершенные работы и поиски украинского ботаника Николая Григорьевича Холодного. "Когда мозг сам не работает, когда его ежедневно не тренируешь и не нагружаешь, не решает самостоятельных проблем и задач, а как автомат день за днем ​​делаешь все по механически заведенным порядком, мозг теряет силу, ледачие (...) Мне искренне жаль некоторых моих коллег — биологив (а их, кстати, немало), которые больше всего ставят работу на очень сложных и блестящих импортных приборах, чтобы в конечном итоге получить красивые кривые и множество цифр ... А мысль при этом еле-еле, не бьется, не слетает ввысь ! Работая над книгой [2], я частенько вспоминал академика Украинской Академии наук Николая Григорьевича Холодного (1882 — 1953), ученого с мировым именем. И название этой книги я позаимствовал из книги М. Холодного — мне хотелось, чтобы она напоминала о нем. Почти все свое время он проводил на природе. Походный рюкзак, переносной микроскоп, немного несложного посуды — вот и вся его лаборатория, которая размещалась на подоконнике лесной сторожки. И эпохальные открытия, все значение которых мы можем оценить только сейчас. Главной чертой Николая Григорьевича-ученого была его способность наблюдать, обсуждать увиденное, строить в своем воображении гипотезу и снова смотреть в природу, ища в этой гипотезе подтверждения [2]". Это все, написанное Андреем Михайловичем, касается и его самого: постоянно в движении — не в суете, а в творческом движении, в научном поиске — почему так ?, а может, да?..
С 1965 гг. — Заместитель директора Института ботаники АН Украины, а затем — директор ЦРБС АН Украины, Гродзинский оказался действительно строителям-творцом. Во-первых, он превратил несколько