Актуальное терминологическое исследование

Актуальное терминологическое исследование Наша научная общественность уже давно ждала издание коллективного труда подобного профиля и масштаба. Ее подготовка стала возможной благодаря проведению в ИИФЭ в декабре 1999. Конференция «Украинский терминологические словари по искусствоведению и этнологии», посвященной 100-летию со дня рождения выдающегося лексикографа Николая Трохименко. На конференции справедливо отмечалось, что профессиональные терминологические словари и энциклопедии систематизируют накопленный информационный опыт нескольких поколений и способствуют результативности научных исследований. Между тем в контексте европейской культуры и науки специальное словникарство Украины развивается замедленно: из-за репрессий и истребления научной элиты на протяжении 1930-х годов, другие неблагоприятные обстоятельства — это отрасль отечественной науки до сих пор остается малоисследованной, не проработаны должным образом. Скажем, недавно изданный словарь по искусствоведению С. Ничкало не лучшее переводом из российских справочников распространенных дефиниций, толкования большинства из которых вызывает противоречивые суждения. Поэтому случается, что то же самое слово используется различными авторами в противоположных смыслах, или споры авторов не имеют смысла, поскольку разными сроками доводят примерно то же. Появление в таких условиях рецензируемого издания сразу включает его в культурную жизнь современности: терминологический сборник сегодня пользуется широким спросом у студентов и ученых разных учреждений. Книга открывает «Предисловие» с изложением истории создания сборника и его задач. Далее идет блок из нескольких посвященных юбиляру статей. Более подробная из них принадлежит профессору Николаю Роженко, который исследовал основные этапы жизненного пути и трагической судьбе Николая Трохименко, рассмотрел многочисленные архивные документы об аресте, допросы, заключения, казни, реабилитации ученого, увековечения его памяти. Значение созданного с участием Николая Трохименко «Словаря иноязычных слов» (1932, переиздание 1955 и 1996 гг.) Для прошлых и современных правописания дискуссий раскрывает Богдан Ажнюк. Весомый вклад деятельности ученого, в частности в общественно-политической направлении, кратко характеризует Евгений Пронюк. Первый раздел «Общие проблемы теории и практики терминологической лексики в искусствоведении и этнологии» составляют 14 статей, содержащих исследование теоретических вопросов и практического применения сроков. Открывает его основательная статья Тараса Кияка «Украинская терминология как фактор государственности украинского языка» с особо полезными сегодня выводами. «Ошибочно было бы, — пишет автор, — с целью» очистки "украинского языка массово навязывать говорящим искусственные произведения. Хуторянские или патриархальные потуги, хотя и отдают теплым романтизмом, в сфере литературного языка, прежде всего в области профессионального общения, могут помешать станов в аспекте культуротворення, ведь «Древней Руси свойственна оригинальная, отличная от других крупных исторических эпох, система культурных ценностей» (с . 64). Степан Лужецкий и Станислав Мигаль сосредотачиваются на генезисе искусствоведческих и дизайнерских понятий, начиная с таких дефиниций, как «живопись», «рисовать» (авторы фиксируют эквиваленты в немецкой, польской, подчеркивая готское корни), и заканчивая сроками «дизайн», «промышленное искусство» и др. Выводы достаточно убедительны: «Сейчас дизайн — искусство идеи, формы и функций — трактуется как предмет научных исследований и практического проектирования в системе» человек — предмет — среда — общество ". Дизайн вышел на рубеж пространства культуры, в котором помещаются все достижения человеческого духа "(С. 68). С этим соглашается современная философская мысль. Но по предлагаемой авторами на с. 66 целесообразности замены понятия «монументальное искусство» на «архитектоническое» — то одним утвердительным предложением здесь не обойтись. Иерархию и смысл понятий «монумент», «памятник» пытались определять не только в советские времена, однако вопрос остался открытым из-за многочисленных «за» и «против». Слово-заменитель «архитектонический» апеллирует совсем к другому понятийного ряда, фиксируя формально-структурное значение произведения и нивелируя духовно-образные слои, вопреки предыдущей тезисе этих авторов. Короткая статья Натальи Янко касается фундаментальных определений, применяемых для произведений монументальной и станковой скульптуры. Некоторые из них, в том числе с учетом предыдущей статьи, до сих пор окончательно не определены, так же, как, например, термины «сницар», «сницарство», использующих в значении «скульптор», «скульптура». Автор определяет оптимальной терминологическую позицию российского специалиста М. Воронова. Следующая статья Галины Скляренко «Некоторые понятия и термины в украинском искусстве ХХ в.» упорядочивает накопленный искусствоведением научно-теоретический материал по общим явлений культуротворення, вкладываемых в понятие «модернистского», «постмодернистского» и «пост-постмодернистского» этапов развития. Стороне оставлены споры вокруг терминов, продолжаются и сейчас. Между тем нельзя согласиться с автором там, где модерн характеризуется как стиль, а не стилистическое направление, имевший два этапа — «эклектизма» и «историзма». Согласно последним (уже после выхода в свет 1999 монографии Д. Сарабьянова «Стиль модерн») научным конференциям России и Украины, работам и докладам Н. Ю. Асеев и другие, модерн не является стилем том, что он не составлял абсолютно однородного явления, присущего без исключения всем художественным видам и жанрам (параллельно существовали, например., академизм, неоимпрессионизм, реализм и др.). Автор явно противоречит себе и там, где, уточняя специфику «украинского авангарда», что «... характеризуется чрезвычайной разнонаправленность, одновременным существованием в нем часто противоположных тенденций» (С. 77), считает неправомерно "привлечение к авангарду Импро-сионистичних и постимпрессионистической произведений украинских художников "(С. 77) в монографии ведущего украинского специалиста по авангарда А. Кашубы. Что касается термина «пост-постмодернизм», то следовало бы заметить, что, хотя к нам этот рабочий срок попал от западных и российских специалистов, которые использовали его еще в 1980-х гг., Все же до сих пор большинство искусствоведов не принимает этот термин за научную, отдавая предпочтение привычному — «постмодернизм», о чем свидетельствуют международные конгрессы арт-критиков АИС, в частности лондонский 2000, где темой «Visual Art, Visual Culture?» освещалось вопрос принадлежности визуального искусства в сугубо художественного вида, продолжает традиции постмодернистской культуры. Новую художественную парадигму большинство современных ученых видят не в интерактивных формах развития культуры, угрожает «прорывом к замерзанию» или «сном культуры» (Мак-Люэн), ведь не формально-технические средства создания образов имеют вес. Главный смысл в прозрачной феноменологически-онтологической переструктуризации мировоззренческой модели «монадной личности» в контексте с философской концепцией единого Вселенной, где время как линейный вектор теряет актуальность.