Vivere memento — помни, что живешь (к творческому портрету василия забашты)

Vivere memento — Помни, что живешь (в творческий портрета Василия Забашты) Весна, ветер, люблю вас, Горы, реки, тучи! Люди, люди! Я ваш брат, Я вам советов жить, Сердца своего кровью советов Ваше горе смыть. ........................................... ........ Только бороться, значит жить ... Vivero memento! Франко «Судьба» — так называлась выставка работ известного украинского художника — народного художника Украины, профессора Василия Забашты, работавшая в январе-феврале этого года в Музее истории Киева . Она явила перед зрителем творчество художника преимущественно последних пяти лет, что является одновременно плодом более чем полувекового кропотливого процесса профессионального самосовершенствования и самоактуализации. Открывалась и работала выставка в условиях «камерных», по-родственному доверчивых и теплых, на что настраивала всех присутствующих и особая доверительность, открытость воспоминаний самого художника, и теплые слова единомышленников и музыкальные поздравления от Нины Матвиенко и вокального ансамбля семьи Данилейко, и особая уютность залы с новогодним «дидухом», который встречал каждого посетителя под величественным вышитым полотенцем полуторавековой давности из домашней коллекции. Такой способ демонстрации доработку весьма показательный для характера художника. Его душа не стремится официоза, помпезности, пустой похвальбы, а через эту «родство» она стремится поведать (в доверительном и открытом творческом диалоге со зрителем) о глубинном: о тяжело добытый жизненный опыт; пытается раскрыть перед зрителем свой «рецепт» познания вечных истин и морально-стоимостных приоритетов, показать возможность соблюдения гражданской позиции достойного человека. На выставке художник предстает во всей жанровой широте своего творчества. Мы видим масштабную многофигурная историческую картину и психологический портрет, портрет-картину, бытовой и символический натюрморт, а еще — эпический и элегический пейзаж. Его полотна отмечаются артистичностью, високопрофесийнистю выполнения. Они демонстрируют сильное, энергичное ... настоящее живопись (не побоимся последнего определения, так и просится к высказыванию учитывая современные новомодные техники и манеры письма). Эта профессионализм художника безоговорочно признается его коллегами — профессорами, академиками, заслуженными и просто красивыми и талантливыми художниками (среди которых, кстати, немало его бывших студентов), это признается и его нынешними учениками-студентами Национальной академии изобразительного искусства и архитектуры. Он заправский мастер и прежде всего — колорита. Цвет для него главный выразительное, изобразительное средство. Маляр обладает посезанивськы четкой конструктивной пластикой формы и умеет цветовой палитрой (а не только диатоническая шкале), тонкими и многочисленными вальорамы красок лепить, как скульптор, объемы изображений, а энергично-экспрессивной корпусным письмом, фактурностью живописной поверхности, ритмом и движением мазков творить дополнительное измерение образа (таким его представляют на выставке произведения предыдущих лет: портрет дочери «Галя», 1972, этюд к портрету «Степан Таранушенко», 1979, пейзажи "Наводнение. Седнев «, 1974,» Сосна у Роси «, 1975,» Казацкая церковь (Изморозь) «, 1983,» Осень в Качановке ", 1984 г..., А еще в большей степени произведения 1990-х и начале 2000 гг.). Для него живопись — "то живет Творения. Когда я пишу, — говорит художник, — это краски мне пахнут цветами ". И этим признанием веришь, потому что такие откровения невыговариваемыми нечего делать, когда тебе за 85 ... Такие слова всплыли из уст человека, который одолела вершину, и они как нельзя лучше характеризуют степень постижения своего ремесла, умения. Но и не только это ... Василий Забашта. 2002 Фотография В. Спивака Не менее выразительно они обнаруживают глубинную суть естества художника, двигатель его творчества — его любовь, большую любовь и к делу своей жизни — искусства живописи, и к красоте родного края, к Украине и ее народу , с которым чувствует неразрывное единство. Сила, энергия этой любви привлекает зрителя больше всего, потому что она без фальши, искренняя, открытая и глубинная. Именно об этом точно выразился один из его лучших учеников, современный художник Прокоп Колесник: "Творчество Василия Забашты — это яркий пример правды и любви ... Он не гордится, не гоняется за модой, не говорим лжи, а не прислуживает ... добывает то, что в себе, и язык его не о собственном болячку, но о Красоте, в которой для каждого есть доля, надо только уметь причаститься, нужно любить ... Василий Забашта — «наш», наш украинский живописец посутне. Это мастер культивированного вальорного живописи — мастер высокого качества. И величие его не в произнесении еще какого-то очередного «... изма», но в искренности, в своеобразии, в гармоничности произведения, в наполненности каждого произведения добротой и красотой ... ". Сознательные поиски жизненных ценностей , творческие откровения начались в судьбе мастера со второй половины 1950-х гг. благодаря пробуждению в глубинах подсознательного того духовного стержня (по К. -Г. Юнгом) является нашей самостью, другими словами — архетипом или идеалом, собственным богом (разные традиции называли этот центр человеческой души по-разному). Немалой степени этому поспособствовало творческую командировку в Китай. В той далекой (и заодно такой яркой и самобытной стране, стране народа сильного духа и высокого достоинства) он стал, по его собственным словам, «чувствовать раскованным в цвете, и именно тогда началось осмысление ... значение творчества художника для народа, Родины» . Впрочем, свое предназначение быть художником Василий Забашта почувствовал уже с самого детства, постигая его в дальнейшем все острее и более однозначно, воспринимая мир «в неизмеримом красок». В этом убеждают воспоминания художника о виденном и прочувствованное, о пережитом: "Я маленький, на руках у матери. Солнечные яркие лучи проникли сквозь открытую дверь в овчарню и осветили людей, стены, солому — все стало золотым. Радуюсь свету, солнцу ... Красная яркое пятно на столбцы двора — волк задрал овцу ... Небесная лазурь купается в Сухом Изюмци. Я разбиваю ручками и ножками синь реки. Смеюсь. Седая отца голова поднята к небу. Он молится на молодой месяц ... ". Такая плотная образная память не позволила катаклизмам истории и солдатской муштре (а он участник двух войн: «финской» 1939 и Второй мировой протяжении 1942—1945 гг.) «Ампутировать большую мечту» — стать художником. Она же, в сочетании с естественным талантом колориста, привела и к неожиданной для студента-первокурсника Харьковского художественного училища первой премией за эскиз «Покушение на селькора» (в 1938 г...) И к успешной сдаче без предварительной подготовки вступительных экзаменов по специальности в Харьковский художественный институт при десятидневной отпуска домой из действующей армии в 1945 г... (за результатом был зачислен сразу на второй курс). А перед самой демобилизацией в Шопроне, что под Будапештом, его способности приятно удивили местного профессионального художника Хорвата и его немецкого коллегу г Штернберга, которые две недели занимались молодым воином-студентом. Тогда творческий дух «прорвал все запруды» только солдату предложили попробовать нарисовать натуру — дочь господина Хорвата. Мастер вспоминает: «Подошел к полотну, взглянул на натуру, составил цветовую гамму из смеси красок на палитре и начал, без предварительного рисунка, темпераментно прорисовать всю натуру, начал сразу» лепить "образ. Я работал так вдохновенно и быстро, что перед моими глазами и глазами мастеров-художников на холсте появилась фигура натурщицы. Прищурив глаза, я видел цвета, которые гармонично сливались и творили музыку на холсте. Наконец мои учителя, оставив свои работы, стали за моей спиной. Ко мне донеслись их тихие голоса. Постепенно они стали громче и наконец дошли до форте: Гут! Гут !!! Хорват и Штернберг жали мне руки, когда я положил кисти и все повторяли: Гут! Гут! Гут! Мой лоб и спина от напряжения и волнения совершенно вспотели. Если внимательно посмотрел на свою работу, то увидел рисунка нет, но на полотне звучала симфония красок. Творческая нереализованная сила, реалиями жизни была загнана в глубину души, вдруг вырвалась с силой, словно сказочный джин с крепко закупоренные бутылки. «Джин творчества» вырвался на волю ".