Украиноведение в содержании и структуре национального образования

двигаются слишком медленно. Более того, с некоторых пор в сфере образования делаются попытки вернуться к старым ориентиров.
После провозглашения в 90-х гг. курса на построение в Украине национального образования, не только педагоги, но и общественность почувствовала, что он не согласуется с научно-педагогической базой и практикой советского времени. И не потому, что там предлагались взвешенные методы, формы организации и технологии, а, главным образом, из-за несогласованности новых ценностных установок, ориентиров с содержанием и направлениями развития образования. Этим, в первую очередь, и было мотивировано разработки и принятия в 1992г. Государственной национальной программы "Образование. Украина XXI вв. ", В которой основной упор делался на развитии в Украине именно национального образования и воспитания. Жаль, но этот принципиально важный документ не дошел даже входной рубеже XXI в., Образование которого он должен определять.
Самое обидное то, что выписаны в Программе положение об утверждении национальных основ в образовании так и остались на бумаге. Причины тому крылись и кроются в политической, организационной и управленческой плоскостях.
http://babypuzzle.ru/

Известно, что в соответствии с положениями этой программы были приняты: постановление коллегии Министерства образования Украины (25 декабря 1995) «О концептуальных основах гуманитарного образования Украины», постановление Министерства образования Украины (24 декабря 1997) о государственный стандарт образования, а впоследствии — и постановление Кабинета Министров Украины «О Базовый учебный план общеобразовательных учебных заведений» (5 августа 1998), в которых, среди прочего, определялось, что с 2001/2002 учебного года во всех школах Украины украиноведение быть введено как одна из инвариативной дисциплин. Но и это принципиального значения положения так так и осталось на бумаге.
Была определенная надежда, что положение удастся исправить с принятием «Национальной доктрины образования», в которой было выделено даже отдельный раздел — «Национальный характер образования и воспитания». К сожалению, положения и этого широко рекламируемого документа остались малоподвижными и воспринимаются скорее как декларация о намерениях, а не как документ прямого действия. В Доктрине и мероприятиях по ее реализации практически ничего не сказано, как и с помощью каких факторов образование и воспитание в Украине должны стать национальными по сути. Много внимания в этом документе уделено повышению качества образования, укреплению ее связей с наукой. Но практически ничего не было сказано о украиноведение, которое уже к тому времени развивалось как синтетическая наука об украинском народе, его этническую территорию, государство Украина и мировое украинство. Даже сам термин «украиноведение», не говоря об учебной дисциплине, в общегосударственном документе, посвященном развитию образования и воспитания, не упомянут. Соответственно не были проанализированы и последствия реализации названного постановления Кабинета Министров Украины (от 5 августа 1998).
Создается впечатление, что все эти документы стали своеобразной жертвой отсутствия преемственности в деятельности как правительственных команд, так и управленческих структур на местах. Ибо чем, как не этим, можем объяснить тот факт, что когда в начале 1997 г... В Киеве, согласно приказу начальника Главного управления образования, украиноведение быть введено и изучаться почти во всех школах города с 1-го по 11 класс [2 ], то сейчас, в 2006г., как показало анкетный опрос, например, в Дарницком районе (2006) украиноведение как отдельная дисциплина изучается только в четырех школах, а в других совсем не изучается или изучается «в процессе усвоения других дисциплин» , что фактически равнозначно первому. Изучение украиноведения в школах никем не контролируется и осуществляется на основе самоинициативы отдельных директоров школ и учителей.
Такой ход событий побуждает к более широким обобщениям. В числе главных причин того, что происходило в образовании и положительного, и отрицательного в течение последних 15 лет, имеем назвать работу с управленческими кадрами образования. Частая их изменение, политическая ангажированность в ориентации неизменно порождали и порождают необязательность в проведении единой образовательной стратегии и государственной политики. И это, в первую очередь, сказывается на понимании значения и содержания национального образования и, соответственно, на отношении к украиноведения. Как следствие, уже в начале 2000 г... Некоторые чиновники от образования приходят к выводу, что украиноведение — это лишь отзвук первых лет романтического подъема на пути независимости, своеобразная «дань моде», которая теперь уже проходит. Ведь сейчас для молодежи важны только знания, которые помогут ей в жизни действовать так, как того требуют рыночные отношения. Такая логика чиновников нередко произрастает из обоснований и рекомендаций современной педагогической науки. Вот лишь некоторые ориентиры, которые воспроизводят философию образования в Украине XXI века. Главным фактором ее развития, как подчеркивалось на юбилейной сессии АПН (2002 г.), Должны стать глобализационные процессы: сближение наций, народов, государств; создание единого экономического и информационного поля; выработка способности сотрудничать с миром; страна, которая имеет неадекватные с другими общественные отношения, не может рассчитывать на длительное существование и успешно развиваться; естественным стоит задача «изменения сущности государства», которая должна передать часть своих традиционных функций объединению государств континентного характера и т. п. [5]. Эти же идеи находим и в статье президента АПН «Качественное образование: требования XXI века.» (газета «Зеркало недели» от 29. VI. 2006). Главное теперь, считает автор, — в изменении функций образования (? — Л. Т.), выделении в ней базовых знаний, наполнение ими учебников, освоение нанотехнологий и т. д. Главная же ошибочность действующей образования здесь видится в неадекватном состоянии и характере изучения иностранных языков. Поэтому важной задачей должно стать содействие практическому овладению иностранными языками. Среди других задач развития образования XXI века. автор называет формирование «самодостаточной личности». Будто и хорошо сказано, но положение опять же остается как бы само по себе, без повода. Как это должно произойти, в чем смысл и содержание самодостаточной личности? Ответа нет. Остается непонятным, откуда, как вырастает такая личность, если она не связана с собственными общественными алгоритмами жизни. Но человек — общественное явление. Только в природосоциальний единства человеческого бытия, в общественной природе человека разумного должны искать смысл и средства самореализации индивида, лица, человеческой сущности как таковой. Поэтому не в противопоставлении индивида (его лица) и сообщества, как и отдельных сообществ (наций и народов) между собой, а в их иерархическом сцеплении, в органическом единстве всего многообразия содержания и форм бытия видится дорога человеческого восхождения, в т. ч. и в формировании личности.
Относительно инноваций, то нельзя обойти ту из них, где автор статьи предлагает, что в образовании необходимо начать новое толкование таких вечных категорий, как «добро» и «зло». Потому что в предыдущие годы в украинском сложилось какое-то искаженное о них представление, в частности отрицательное отношение к людям зажиточным, а тем более богатых. И как вывод: «Без утверждения положительного отношения к носителям богатства мы не сможем динамизировать прогресс в Украине». Итак, почти призыв, чтобы с помощью средств образования и воспитания изменить отношение к коррупционерам, мошенников, взяточников и просто грабителей и бандитов, которые стали теперь первыми богачами в Украине и которые должны сидеть в тюрьмах.
Жаль, что автор не