О " венгерские влияния " в художественной культуре галицко-волынской руси часть 1

«Борщев» (Кирилловской), которая повторяла «типичную» конструкцию четырехстолпного храма, но имела резьбы. В храме Пантелеймона (около 1200 г...) Декоративное убранство демонстрирует дальнейшее развитие архитектуры и скульптуры в Галичине, по сути, уже как традиционного для этого региона синтеза искусств. В этой связи стоит отметьты мнению И. Могитича по церкви Св. Пантелеймона. Этот исследователь считает ближайшую аналогию для нее церковь Св. Иакова в г... Регенсбурге и сооружения Венгрии. «Именно романским» храмам, по мнению П. Раппопорта, отвечала и церковь Благовещения первой половины XIII в. вблизи Галича, построенная в период польско-венгерской оккупации столицы княжества 1215—1219 гг ...
Добавим, что венгерские корни долгое время виделись и в оригинальных галицких сооружениях центрического типа, известных со второй половины XII в. — Ротонда и квардрифолиях (церковь Ильи Пророка, в урочище Воскресенском, «Полигон» вблизи Галича, в Побережье). О значительном распространения типа центрических сооружений в галицких землях свидетельствует их «повторение» в деревянных зданиях. Центричной багатокутовою в плане деревянная церковь с городища Олешков Снятинского района — укреплена боярская усадьба, чье прямое заимствование венгерского типа храма, по мнению некоторых исследователей, соответствовало идеологическим стремлением крупных галицких бояр, которые пытались подражать европейским феодалам-рыцарям.
стейк из свинины

Последнее высказывание примечателен также потому, что стал настоящим штампом и «кочует» в научных исследованиях последних десятилетий. Он почти дословно повторяет высказанную П. Раппопортом мнение о том, что «прямое заимствование венгерских типов зданий соответствовало идеологическим стремлением галицких бояр, ориентировавшихся на образ жизни европейских феодалов-рыцарей».
Подытоживая, отметим, что заявленные по тому или иному поводу мнение относительно обращений или воздействий на Галицкую архитектурно-художественную традицию, обычно не имели целью ответов на главный вопрос, о сущности самого явления древнерусской галицко-волынской художественной традиции, его появления , обусловленности и развития. Таким образом, оно остается открытым.
На наш взгляд, ситуацию осложняют некоторые объективные причины. Так, поиски прототипов и образцов за пределами Галицко-Волынской Руси часто выглядят преждевременными прежде всего из-за нехватки данных. Во-вторых, немногочисленные галицкие достопримечательности не являются однородными и не «укладываются» в общую серию произведений, как такие, где отсутствует близость исполнительной манеры и другие признаки серийности. Для них одинаковым является материал и хронологические показатели (хотя XII в. Является отличным от XIII в.), А это дает лишь узкую возможность работы только с отдельными образцами (хотя, конечно, такой анализ возможен и нужен). Достаточно проблематичными попытки сравнения этих памятников с памятниками других стран, особенно в том случае, когда они также известны во фрагментах, например венгерские. На данном этапе вообще есть необходимость определиться с вопросом, к которым центров и стран возможно направлять такие поиски, а какие следует отнести в «второй ряд», то есть за пределы художественно-творческих процессов, которые были столь значительными, что сказались на художественных процессах других стран .
отношении Галичины и Волыни необходимо определить роль самой Венгрии. Менее она предстает в двойственном значении: с одной стороны, как страна, где вроде бы нужно искать образцов галицких произведений, с другой, как географическое направление, откуда шли художественные импульсы на Галичину. Как свидетельствуют специалисты по истории искусства Венгрии — Я Немет, Н. Араде (Венгрия), Ф. Кисс (Германия), А. Тихомиров (Россия), в формировании обще-европейского искусства XII-XIII вв. место Венгрии было далеким от ведущих. Ее невозможно отнести к странам, где существовали такие мощные художественные традиции, чтобы они охватывали, распространяясь в вариантах, и другие страны.
Откуда тогда шли культурные «влияния» на Галицко-Волынскую Русь, что они собой представляли и есть основания воспринимать их как «венгерские»? Для этого рассмотрим прежде всего культурно-художественные процессы, происходившие в Венгрии, и через них — некоторые особенности общеевропейской ситуации.
Известно, что венгры появились в Европе в IX в. (895 г.). На территории вдоль Дуная и Тисы они столкнулись с представителями славянских, аварских, древнеримских, немецких организаций, имевших достаточно давние традиции бытования в этих районах. Наиболее значительной силой в общем социуме выступали германцы — готы, ґепиды, бурґунды, которые попали сюда во время великого переселения народов. Все они продолжали сосуществовать в период формирования государственности. Полноценное существование государства невозможным отсутствие идеологической базы, которой в эпоху средневековья выступал монотеизм, христианская вера. Около 1000 г... Обращение венгерского, недавно еще кочевого населения с принятой в европейском мире религии встал главным государственным заданием. Первоочередной необходимостью в этой связи стало строительство храмов, как мест распространения «слова божьего» и одновременно формирования общественных организаций, имевших по-новому организовывать общественно-политическое и духовную жизнь страны. Однако в силу исторических условий культура венгров не было ни соответствующего основания, ни традиций.
Для выполнения подобной задачи были приглашены опытные иностранцы. Ими стали монахи-бенедиктинцы, члены католического духовного ордена, основанного около 530 г... В Италии, который в Х-ХI вв. стал особенно влиятельным в Центральной Европе. Бенедиктинцы были призваны выполнять и общественно-общественную задачу объяснения религиозного учения и выполнения художественных задач, на которые также возлагалась важная идеологическая функция. Их роль в формировании романской культуры в Венгрии (конец XI-XII вв.) Оказалась весьма значительной. «Бенедиктинского» строительные артели ввели в художественный арсенал венгерский «национальный» тип храма — трехнефную базилику с башнями. Несмотря на то, что в подавляющем большинстве монахи происходили из Италии, оттуда пришли и формы храмовых сооружений.
Реконструкции и описания дают представление о немногочисленных венгерские христианские храмы времен основателя государства Иштвана I (правил 1000—1038). Наиболее значительные из них — базилики в Секешфехерваре и печи.
Первая находилась в коронационном Фехерваре (Паннония) — будущему Секешфехерваре, название которого — "белая крепость» — произошло от каменного замка и церкви рядом с ним; последняя была задумана Иштван И специально для крещения венгров-кочевников.
Вторая — Печская базилика — сгорела в 1064 Однако город, где «сходилось пять дорог», оставалось важным экономическим центром, поэтому была возведена большая трехнефная, трехапсидное базилика без поперечной нефа с большими угловыми башнями. Она также не сохранилась: в XIX в. в ходе реставрационных работ она была перестроена. Богатое скульптурное платье Печского собора, преимущественно интерьерного характера — серия барельефов, украшавших спуск к подвальных помещений и резной Сент-Керенцький алтарь (30-е годы XII в.), Также сохранились только во фрагментах (ныне представлены на выставке-лапидарии) . Среди рельефов XII в. — Изображения святых и сюжетные произведения на библейские темы, как напр., "Изгнание из рая», выполненные в манере развитой пластики, характерной для Италии, Далмации и Франции. Художественные черты этих произведений свидетельствуют об их мастеров как выходцев из художественных центров южного угла Европы. Эти произведения стали образцом для подражания.
В следующем XIII в. архитектура и резьба оставались под влиянием европейских школ, в частности французского, что объяснялось традиционной уже для страны