Школы мышления и памяти в украине

Школы мышления и памяти в Украине Основные формы и способы обучения язычников многих народов древнего мира до нас дошли в той или иной интерпретации. Во всяком случае мы все хорошо знаем, что Сократ учил своих учеников беседуя с ними. Это четко зафиксировано в диалогизована трактатах одного из его учеников — Платона. Платон, кроме того, еще и остро дискутировал со своими лицеистами, в частности с Аристотелем. Аристотель основательно знакомил своего ученика Александра Македонского с содержанием своих очень пространных (по тем временам) научных размышлений, поисков и трудов. То есть, уже в эпоху античности произведено чрезвычайно эффективную схему обучения: поиск истины в процессе беседы, дискуссии и глубокого и многопланового мышления. На том стояли и такие великие мыслители, как царь Соломон, Иисус (сын царя Сираха), Иисус Христос и другие. Хотя в учении последнего появляются и заметные элементы веры и безоговорочного доверия учеников к своему учителю. Что-то подобное встречаем и в „ Велесовой книге «, в „ Волховник», в так называемых „ Берестяных грамотах «и других (говоря словами академика Рыбакова) „ остатках славянского язычества», где советовали не только запоминать даты (фактически их там и нет), не учить наизусть огромные тексты (таких в славянском язычестве также не было), а осмысливать, как „ <...> Неф проходит сквозь объявление в правую ": почему не следует изменять обычаям и вере предков, за что необходимо их уважать; как надо оберегать родную землю, для чего и как надо дружить с другими племенами и т. Д.
Виктор Узлов

То есть уже тогда в сознании наших предков начал закладываться не важнейший способ освоения мира — мышление и наставления, познания себя, народа, родного края путем глубокого и насквозь патриотического размышления. По-другому стали фиксировать и передавать поколениям жизненный опыт русов летописцы Киевской Руси (Х-ХIII вв.), По-другому стали и обучать новые поколения Украинский ХИV XVI в. Все, зафиксировано в памятниках этих веков, начало усваиваться в готовом виде — почти без раздумий и сомнений — наизусть. Схоластические школы и типа обучения Средневековья принципиально меняют сам характер обучения: во-первых, выбрав за основной учебный материал систему так называемых „ абсолютных и неоспоримых библейско-религиозных истин "и неоспоримых канонов, тогдашние школы потеряли саму потребность и учителей, и учеников мыслить вообще — всем все следовало только запоминать; во-вторых, поскольку содержание знаний учителей о реальная жизнь состоял преимущественно из материалов, которые либо беспрекословно утверждали деяния владык и категорически отрицали и осуждали поступки и слова их оппонентов, ученикам не было ни необходимости, ни возможности аналитически мыслить. Если ко всему этому добавить еще и произведенную в то время формулу: „ НЕ мудрствуй — от лукавого ", то станет понятным, почему в XVII в. И ученики большинства школ и студенты подавляющего большинства высших учебных изучали наизусть не только отрывки, но и главы объемных произведений, а то и целые книги. Так, на протяжении нескольких веков в Украине, как и во всей Европе, образовалась образование запоминания (памяти) — умение долго и хорошо помнить даже то, чего так и не осознал, что никогда ни при каких условиях не используешь. Только в XVII-XVIII вв., когда, по словам Г. Сковороды, „ с диспут студенту "стала снова „ болеть голова ", то есть опять вместо механического запоминания в процессе обучения появился значительный элемент мышления, и наука, и образование достигли значительных побед и достижений. Основное же противостояние между образованием памяти и образованием мышления в Украине пришлось на середину XIX в. Пирогов, К. Ушинский, М. Максимович, Т. Шевченко, Кулиш и ряд других выдающихся учителей нации и народа стали не только различать „ навчителив «и „ наставников», образование памяти и образование мышления, но и беспощадно критиковать обучение тому, чего дети не понимают, что изучают на иностранном языке. А самое главное и самое страшное — детям никто не давал возможности мыслить. Систему тупого запоминания непонятного особенно откровенно и талантливо высмеивали: И. Я.Франко („ Грицева школьная наука «, „ Schonschreiben», „ Учитель "и т. Д.), Б. Гринченко и ряд других художников и педагогов конца XIX — начала ХХ в. Довольно часто в литературе объектом высмеивания становились не организаторы и функционеры всей тогдашней системы образования, а учителя, которые не только не учили учеников думать, но и сами не умели этого делать («Вова» С. Васильченко, „ Педагогическая поэма "А . Макаренко и другие). Этот ряд можно продолжать до „ Бригантины "О. Гончара (вторая половина ХХ в.). Долго можно сравнивать и различные типы школ и различные системы образования, можно раскрывать и особенности этнопедагогики той или иной нации, в том числе и украинского, но образование памяти и образование мышления присутствуют везде и всегда. Чтобы разобраться в сущности и особенностях этих двух основных форм обучения в Украине сегодня, следует сначала узнать самую схему познания и обучения. А сделать это можно не с позиций многословных (или просто „ заболтана ") теорий познания, не с позиций идеалистического или материалистического мировоззрения, не из толкований сознания человека как интеллекта, ума или познания и т. Д. Для начала предлагаем такую простейшую и доступную схему: во-первых, какими были, есть и могут быть мотивы, причины, условия и цели обучения; во-вторых, насколько мотивы, причины, условия и цели социально, этнически, национально и духовно окрашенные или ангажированные; в-третьих, что составляет сам остов процесса познания и осознания, то есть, какие его составляющие: восприятия — контролируемый или неконтролируемый волей проявление органами чувств и допуск к аппарату мышления любой информации о осознаваемое; осмысления — контролируемое или неконтролируемое волей познания в каждом предмете, в каждом явлении, процессе и даже в каждом человеке (как минимум) содержания, формы, признаков, функций и сущности осознаваемого; оценки — контролируемое или неконтролируемое волей определения истинной ценности или опасности осознаваемого; отображение — контролируемое или неконтролируемое волей воспроизведения всего того, что, почему и как воспринималось; что, почему и как осмыслялось; что, почему и как оценивалось в разнообразной форме, любым способом, приемом и способом; в-четвертых, которым может, есть и каким представляется фактически узнаваемое. Так выглядит, по нашему мнению, общая схема познания и самопознания человека вообще. Она может выдаваться несколько упрощенной, если не думать. Но при малейшем углублении в каждую из ее составляющих, возникает целый ряд вопросов: и о том, какой выглядит эта весьма непростая схема в той или иной системе образования; прежде всего, в системах: образования-памяти и образования-мышления; и о том, как на протяжении достаточно короткого урока или занятия в вузах применить эти схемы. Первая, самая сложная и, в то же время, эффективная, — система образования мышления. Первые четыре схемы — это четыре этапа осознания. Графически это должно выглядеть примерно так: (см. PDF схемы 1 — 6) То есть, на первом этапе учителю (и особенно преподавателю) необходимо сделать все для того, чтобы учащийся воспринял и форму, и содержание, и признаки, и функции, а также сущность познавательных предметов, явлений и процессов, а при восприятии человека объект обучения должен воспринять этот ряд ее характеристических признаков (от природно-генетической в педагогически-воспитательной). Бедное, а тем более одностороннее представление узнаваемого субъектом обучения, непременно приведет и к такому восприятию его объектом обучения. На втором этапе и форма, и содержание, и признаки, и функции и сущность познаваемого осмысливаются не только можно глубоко и всесторонне, но и с максимальным приближением к самостоятельному мышлению объекта обучения. На третьем этапе все параметры узнаваемого оцениваются и субъектом обучения, и объектом обучения также вместе, но именно в обязанность субъекта здесь входит еще активнее, чем на предыдущем этапе, обучать самостоятельному оцениванию узнаваемого. Именно на этом этапе можно обучать учеников (особенно студентов) первым простым суждением и доказательным сложным утверждением. На четвертом этапе не следует требовать от обучаемых красноречия — они точно передать воспринятое, осмысленное и оцененное ними. Пятую схему следует рассматривать как изображение школы-памяти. Она такая же примитивная, как и сам процесс изучения наизусть. А все это — призыв к размышлению или дискуссий. Литература

  1. Сковорода Г. Сочинения: В 2 т. — М .: АО «Обереги», 1994. — Т. 2: Трактаты. Диалоги. Притчи. Переводы. Письма. — 480 с.
  2. Пирогов Н. Образование и воспитание / Избранные педагогические сочинения. — М .: Педагогика, 1985. — 496 с.