Шаманизм и шаманство в украинском вымысел или реальность

Реферат на тему:
Шаманизм и шаманство в украинском: вымысел или реальность?
Человеческое сознание все настоятельнее стремится осмыслить исторические (в их числе и мистические) формы духовного опыта человечества, скрытые до сих пор смысловые пласты в, казалось бы, уже давно и в совершенстве изученных исторических памятниках, читаемых-перечитанных текстах. Увиразнений таким образом древние духовные наставления уприсутнюються в нашем жизневосприятия, освещают новые измерения латентной сосредоточенности человека на «болевых точках» жизни. Мистическая практика — это один из способов самосознания человеком себя как существа, независимо от своего социального положения, условий существования или местонахождение, способна входить в непосредственный контакт с высшими духовными силами мира, получать от них помощь или даже управлять ими.
Своеобразное место в этой практике и даже во всей истории духовной культуры человечества занимает шаманизм. Изучению его посвященный огромный массив литературы — теоретической, прикладной, популярной, а в последнее время нередко и шарлатанской. Многие серьезные ученые исследуют историю своих этносов на предмет выявления реликтов шаманских практик, их социальных и духовных последствий.
Феноменология же мистического опыта в истории духовной культуры украинского — это еще настоящая terra incognita для наших исследователей. Не составляет исключения и шаманизм.
Пресс фитинги

Выдающийся исследователь феномена шаманизма Мирча Элиаде (Eliade, 1907—1986) на склоне жизни жалел, что ему уже не под силу проследить следы шаманских верований в наследстве восточнославянских народов, советовал философам, религиоведам обратиться к этой интересной проблемы. Но и сегодня феномен шаманизма вообще-то не нашелся внимания украинских ученых. А. Огнева в рецензии на книгу "V. Tkacz with Sayan Zambalov and Wanda Phipps. Shanar. Dedicated Ritual of Buryat Shaman in Siberia as conducted by Bair Rinchinov ". / Parabola Booke. NY. 2002.192 p. [1, 158-161] пишет, что шаманизмом в Украине никто не занимается. И действительно, шаманизмом в украинском мифологическом сознании никто никогда не интересовался.
Изучение этой проблемы имеет определенные трудности, учитывая недостаток прямых достотних наблюдений и аутентичных текстов. Поэтому и выводы должны быть очень осторожными, взвешенными и, естественно, иметь вероятностный характер. За давностью чрезвычайно трудно устанавливать подлинный смысл духовных, духовно-психических явлений, их наличие или отсутствие. К тому же, существующие в науке или в общественном сознании стереотипы могут стать больше преградой, чем недостаток надежных источников.
Например, женские статуэтки, найденные в поселениях времен трипольской эпохи, мы привычно называем изображениями богинь. Но так ли это на самом деле? То, что в основе этих изображений лежит архетип женщины, такие артефакты соответствуют матриархальном социума, можно утверждать более-менее уверенно. Но это были богини — трудно установить. Были ли они объектом поклонения — ответить утвердительно весьма проблематично. Возможно, это были не богини, а духи женского рода, как это мы часто наблюдаем в архаической культуре племен Сибири, Центральной и Юго-Восточной Азии, Латинской Америки. А возможно, это божества-посредники между богами и людьми или между людьми и духами, а может, перед нами фигурки, которые предназначались для выкупа души больного в духов. Представление о таких существа сохранились в бурятском, японской и других мифологиях. Не исключено также, что трипольские фигурки играли роль онгон (душ предков, опекунов рода, семьи), аналоги которых были у многих народов (хотя последнее предположение маловероятно, ведь в таком случае должны быть и мужские онгоны). Возможно, наконец, что одни фигурки изображали духов, а другие — онгон и т. П.
Но действительно так важно, духи это были или богини? Считаем, что важно. Потому мировоззрение, сердцевину которого составляет верования в духов, олицетворяет очень специфический, замкнутый на себя, духовный мир, во многом отличный от того типа мировоззрения, в котором основной сакральной лицом выступают Бог или боги. Это мир со своими особыми персонификации, мифологией, космологией и космогонии, своеобразными формами самосознания (вера, совесть, страх и др.) И специфическими представлениями о месте человека в мире, о ее взаимоотношениях с духовными существами и силами. В таком духовном пространстве о истинного поклонения, о священном начало можно говорить несколько условно.
Вот другой пример. В работах украинских фольклористов описано большое количество разнообразного назначения обрядов, детских игр, в которых отчетливо выделяется ведущая (управляющая) лицо и слабо дифференцированная группа участников. Характер действий участников, словесный их сопровождение во многих обрядах или играх недвусмысленно указывает на их языческое, дохристианские корни. Но идентификация первобытных статусов действующих лиц этих обрядов или игр (ведущий и другие участники) составляет немалые трудности. Это может быть жрец и члены сообщества, как это еще и сегодня сохранилось в Индии. А возможно, что этот обряд воспроизводит некую мифическую событие, и ведущий играет роль бога, а рядовые участники — его детей вроде «сыновей» и «дочек» Хухедей Мерген, то есть «сыновей и дочерей неба», как это в обряде "поднятия громовой стрелы "у бурят [2, 162]. Возможно, также, что это — шаман с духами-помощниками или шаман с приближенными к нему помощниками — членами племени. Все эти варианты исторически олицетворяют различные формы исторического сознания, различные виды социальной структуры, различные мифологии.
Такие же трудности возникают перед нами и при попытке идентифицировать то или иное явление с шаманизмом или другой формой духовного опыта. Однако это не заслоняет необходимости найти ответ на вопрос: имеют украинцы в своей духовной истории опыт шаманизма или нет? Entweder — oder, или — или.
Как вариант, можно утверждать, что шаманизма в нашей истории не было. Для этого нам нужно осуществить глубокий анализ и дать убедительную интерпретацию текстов, которые могут свидетельствовать в пользу этой версии. Или же мы попытаемся признать, что такая форма мистического опыта у нас была. Эта статья — лишь попытка подойти к сути проблемы и приглашение к дискуссии по, несомненно, важного вопроса.
Начнем с краткого определения терминов. Специалисты считают нужным различать шаманизм и шаманство. Можно встретить различные подходы к такой дифференциации. Не вдаваясь в глубокий анализ [подробнее об этом см. 3, 192 - 194], определим шаманизм как: а) историческую форму мировоззрения и б) тип социальной структуры общества. В духовно-мировоззренческом смысле под шаманизмом следует понимать особую форму духовных практик, построенную на опыте осуществляемого шаманом (путем «полетов в другие миры», «вселения духов в себя» и т. д.) непосредственного общения с высшими духовными силами. Отмечу: именно непосредственного (а не опосредованного, как это наблюдаем, в частности, в системе жречества [4]) общения человека в лице шамана с духами, божествами или богами. В социальном плане шаманизм олицетворяет такую ​​форму существования социума, при которой административным и духовным лидером сообщества выступает шаман.
Шаманство — это система знаний, верований, мировоззренческих установок, которые сформировались в сознании членов социума под влиянием шаманских практик (рассказов шамана о своих «путешествия», шаманских обрядов и т. д.). Эти знания скристализовувалися в культуре сообщества: в обрядах, сказках, рассказах, табу, предрассудках, детских играх и т. Д.
Относительно существования профессиональных шаманов в истории украинской культуры, то следует констатировать, что непосредственных свидетельств об этой социальную группу существует слишком мало, чтобы составить об этом какой-то однозначный обоснованный вывод. Мысли же исследователей весьма расходящиеся. Отстаивая наличие мистицизма в духовной традиции украинском,